Документалист — охотник за головами

     Сдав финальную сборку документального фильма «МЫ НЕ УЙДЁМ», снятого в Донецке, появились невысказанные мысли про хронику из горячих точек.

     Я работаю с военной хроникой больше двух лет. Когда мне прислали на сборку первый проект из Сирии, была одна большая проблема. Военный корреспондент, снимая материал совсем не думал о сюжете. Он знал, что это фильм о Курдах, но как это будет в его голове не формировалось. Из-за этого получилось 500 гигабайт чумовых пейзажей, портретов, движухи из горячих точек. 

84c1305571f3974ec13a3.png

Кадр из военной хроники, снятой в Сирии.

     На самом деле на войне не бывает так много выстрелов, как мы слышим в кино. Добавь, пожалуйста, выстрелов, взрывов, звуков гусениц для антуражу — давал указания мне Максим Ваганов. 

     Я честно разобрал весь материал, но истории из этого, к большому сожалению, вытянуть так и не вышло. Продали часть материала для документального фильма «БЕЖАТЬ ОТ ВОЙНЫ». 

Трейлер к фильму «БЕЖАТЬ ОТ ВОЙНЫ». Режиссёр Мария Иванова.

     Я учился в Бауманке в Москве. В середине своего пути понял, что мне это абсолютно не интересно. Собрал вещи, нашёл финансирование и уехал на Донбасс. Хотел фиксировать происходящие события. Однажды, я оказался в положении, когда на меня выехали три вражеских танка. Чудом выжил. С тех пор при виде даже не действующих танков меня передёргивает. Начинается внутренняя паника — рассказывал мне Максим. 

     Сейчас он много работает над новыми проектами. За два года много, что поменялось. Жалко, что невозможно сегодняшний опыт перекинуть на пару лет назад.

 

     Сегодня я монтирую фильм о жителях ДНР. В нем не будет рассказываться информация о погибших, тактики наступления и военные расследования. В нашей истории это не важно. Война как стихия наступила на мирных людей. Многие не могут покинуть своих домов. Кто-то из-за недостатка финансов, а кто-то из-за любви. Из-за любви к родному дому. 

 

     Вся картина строится на случайных интервью. Автор фильма Сергей Белоус посещал чужие дома, общался с прохожими, снимал различные митинги. Из этого и складывается общая картина мнений о происходящем. 

 

     Люди, которых он встречал на своём пути, не такие как мы привыкли видеть. Война изуродовала их судьбы. В отчаянии они вываливают на камеру все свои мысли без масок и призмы общественного мнения, к чему мы привыкли в мегаполисах. 

55a37245864f1c438b8e7.jpg

Кадр из фильма «МЫ НЕ УЙДЁМ».

     Реальность в этих местах настолько страшна, что придумывание образов часто не приводит к успеху. Они убивают реальность в подобных картинах. Единственная работа снятая на Донбассе с образным поэтическим монтажом, которую я знаю: «ДЕВУШКИ И МЁД». Пожалуйста, если вы видели что-то подобное, пришлите мне названия фильмов. 

Трейлер фильма «Девушки и мёд»

Полная версия

     Буквально полнедели я встречался в Москве с ещё одним документалистом работающим в Донбассе. 

— Давай пересечемся в 21:00 на Триумфальной площади возле памятника Маяковскому.

— Может ты можешь раньше? Ты успеешь до дома потом доехать? 

— У меня электрички домой ходят до часу ночи. Конечно, успею.

Ответа не поступало около 15 минут. 

— Давай в 21:00, да. Я постоянно забываю, что у вас нету комендантского часа. В ДНР строго в 23:00 все должны быть дома. Иначе арест.

     В разговоре с ним для меня прозвучал удивительный вывод, над которым я продолжаю рассуждать у себя в голове.

     «В интернете можно как угодно выложить кадры из горячих точек и получить одобрение. Люди восхищаются просто разбитому дому или человеку в военной форме. Часто, ты можешь пренебречь качеством, ракурсом, глубиной. Нашему зрителю это не так важно»

     Мне кажется, что отсюда и растут все проблемы современной военной документалистики. Война укрывает внутри себя бесконечное количество историй и уникальных сюжетов, но авторы не умеют, не могут с ними работать. Может дело в зоне комфорта? Не знаю. А ведь действительно. Зачем снимать интересные истории, если и так все восхищаются и ужасаются фотографией трупа. 

 

     Сейчас документалист много думает над сюжетом, драматургией и человеческими историями, что не может не радовать. Внутри хлопает в ладоши маленький ребёнок, когда слышу, что автору интересна человеческая душа. Что он к ней внимательней, чем к военным в форме. 

 

     Для информации о погибших и перемещении военной техники есть СМИ и интернет порталы, которые раскрывают это все в полной мере. Кино работает по другим правилам и законам. Хочу пожелать всем хроникерам — документалистам искать человеческие истории и раскрывать их до конца, а не просто снимать верхний слой информации. Ничего не бояться. Фиксировать как живут, как думают, как спят люди, оказавшиеся в горячих точках. 

Николай Н. Викторов от 1 апреля 2018 года